FOIL blog

Семантическое поле – это ежедневная реальность

Аркадий Кудряшов на церемонии вручения
Премия Менегетти - 2011 на Summer University
в Италии

Аркадий Кудряшов
Предприниматель, инженер

Дипломное исследование Аркадия Кудряшова "Особенности информационного влияния на физиологические параметры человека" удостоилось премии по физике Научного Фонда Антонио Менегетти за 2011 год. В ходе экспериментов с использованием полиграфа (детектора лжи) удалось продемонстрировать влияние семантического поля на человека. Работа была выполнена в рамках обучения по программе переподготовки по специальности онтопсихология в СПбГУ.

О том, как рождалась идея исследования, и как проходил эксперимент, рассказывает Аркадий Кудряшев.

- Как возникла идея провести исследование по семантическому полю?

Во время обучения на кафедре онтопсихологии СПБГУ, размышляя над темой дипломной работы, я чувствовал, что выполнять классическое исследование, связанное с разработкой опросников, тестов, сбором "общественного мнения" по заданной теме и дальнейшей математической обработкой результатов мне не очень по душе.

Сначала я решил изучать интуицию, даже литературный обзор почти составил. Но меня не покидало ощущение чего-то ненайденного. При этом я сознавал, что работа должна быть связана с экспериментом и контрольно-измерительными приборами.

В какой-то момент я натолкнулся на один из фильмов BBC, в котором изучалась интуиция научно-экспериментальными методами, использовалась различная измерительная аппаратура, выдвигались и проверялись гипотезы. В фильме все свелось к объяснению, что эксперименты были несовершенны, или, выражаясь языком науки, «не чисты», и что многое остается не ясным и не понятным. Скорее этот фильм опровергал, нежели доказывал факт наличия сверхчувственного восприятия у человека. Но для меня он оказался полезен, я увидел какая аппаратура используется, как применяется.

Вторым знаковым источником стала книга «Тайная жизнь растений», о которой я узнал от Паоло Гарсии (преподаватель международной ассоциации онтопсихологии) на одном из семинаров в Ниотане, что под Екатеринбургом. В книге говориться о том, как реагируют растения на людей в зависимости от настроения последних, а в качестве инструмента измерений этих реакций использовался гальванометр.

Так постепенно идея эксперимента и выкристаллизовалась, и я перешел к практической части, начал искать и изучать аппаратуру, считывающую физиологические параметры человека. Громоздкие приборы, например, томографы, куда человек помещается целиком, я использовать не хотел. Не было желания связываться с больницами – сложно и дорого договариваться и проводить эксперименты. Да и сама мысль находиться в больничной атмосфере не слишком привлекала. Так методом перебора я остановился на полиграфе, или «детекторе лжи», преимущество которого заключается в компактности, и в том, что он фиксирует сразу несколько основных физиологических параметров.

- Какая гипотеза была выдвинута для проверки в эксперименте? Пришлось ли ее корректировать в ходе работы?

- В гипотезе я был уверен сразу. Если мы не можем, пока не можем, обнаружить информационную, семантическую эманацию, исходящую от человека, то можем обнаружить следствия, которые она производит в организме получателя. Проще говоря, если на организм человека оказывать воздействие, например информационное, то организм откликнется  на это воздействие изменением одного или нескольких физиологических параметров, при этом на уровне сознания человек может оставаться в полном неведении. Эта гипотеза в ходе экспериментов нашла однозначное подтверждение.

- Сразу ли удалось придумать эксперимент, чтобы проверить гипотезу?

Методика эксперимента, как и идея, тоже вызревала постепенно. Сперва не было никакой ясности, какой именно физиологический параметр будет откликаться наиболее явно и наглядно. Не был ясен детальный алгоритм эксперимента, была лишь общая идея – в качестве эмитентов-информаторов использовать группу зрителей, просматривающих напряженный видеосюжет, а испытуемого подключить к полиграфу и "изолировать" от внешней среды, завязав ему глаза и заткнув уши.

Очень важным оказался пилотный эксперимент, который расставил все по своим местам. Я угадал с первым испытуемым, который, по-моему, является настоящим телепатом. Его физиологические реакции были изумительны, и очень наглядны. Трансляция отсутствует, и испытуемый спокоен. Трансляция началась, а сюжет был документальный и очень жесткий, кожно-гальваническая реакция резко прыгает. Трансляция закончилась, реакция успокаивается.

Этому испытуемому удалось уловить и образный ряд фильма, связанного с событиями в Хиросиме, которые он «прочитал» так: монголы, немецкие танки, тяжело дышать. Результаты пилотного эксперимента придали уверенность, что все получится.

Единственное, что я изменил в последующих опытах — длительность сюжетов. Вместо одного длинного, быстро надоедавшего зрителям, стал демонстрировать чередование сюжетов и пауз, что позволило добиться большей наглядности информационного воздействия на испытуемого.

Отдельная история – подбор сюжетов. Понятно, что чем они напряженнее, тем эффективнее. Самой эффективной оказалась документальная хроника второй мировой войны. В какой-то момент я вдруг поймал себя на мысли, что показываю людям откровенные ужасы, и испытал неловкость. Но вспомнил про академика Павлова, резавшего собак ради изучения рефлексов, и решил, что и в данном случае цель оправдывает средства.

Уже после завершения работы и защиты диплома, находясь в Санкт-Петербурге, увидел передачу «Битвы экстрасенсов», где проводили похожий эксперимент – эмитент слушал музыку через наушники, а испытуемый экстрасенс должен был определить, что это за музыка. Некоторые экстрасенсы улавливали достаточно точно.

- Какие проблемы, неожиданности возникали в ходе исследования?

- Самым "веселым" был процесс подбора видеосюжетов. Иногда мне удавалось подобрать достаточно точно, и сюжет захватывал зрителей. Но один раз я неугадал и из всей сюжетной "нарезки" зрители уловили эмоциональность только одного фрагмента, а на остальные почти не реагировали. Один из участников тогда сказал: "ну, с этим сюжетом все ясно, он напряженный (фильм «Казино», сцена расправы мафиози), а остальные просто скучные". Самым «муторным» был процесс обработки результатов экспериментов. Я выводил средний уровень кожно-гальванической реакции испытуемых, по три часа ползая с линейкой по полу, обрабатывая графики пяти-семи метровой длины. Теперь мне ясно, что наука, это не только креатив и моменты просветления, но и рутинная работа, без которой ничего не получится.

Как это ни странно, самым неожиданным оказались полученные результаты. Было сложно принять их, и поверить в то, что я сделал эту работу. Официально телепатии не существует, и, говоря об информационном переносе в среде далеких от онтопсихологии людей, я иногда чувствовал себя шаманом. Удивляет результат эксперимента. Хотелось сказать не верю. Но вот графики, все наглядно. Под ответ ничего не подгонялось. Пришлось сжиться, а лучше сказать, смириться с мыслью, что информационное, семантическое поле – это ежедневная реальность каждого из нас.

На работе был забавный эпизод. Сижу в офисе, ощущение – все ужасно. Тут проблема, там… Поехал на обед, другая обстановка, незнакомые люди  и приходит решение: это сделаю так, другое так, и все встает на свои места. Вернулся обратно в офис, опять все сначала. Потом осознал, что сегодня в офисе такое поле. Как только понял, сразу отпустило.

- К каким результатам Вы пришли?

- Открытием стало то, что мне понравилось заниматься научной работой. Планирую продолжить начатые исследования. Рассчитываю, что возможно удастся уловить характеристики волны, осуществляющей этот информационный перенос.

Одна из испытуемых спросила у меня, какова цель исследований. Не дав мне ответить, она сказала, что по дороге в «студию» вспомнила старый фильм «Гостья из будущего» (основная сюжетная линия – инопланетяне в обличие человека ищут утерянный ими «миелофон» - прибор для считывания мыслей), и спросила, не подобный ли аппарат Вы хотите сконструировать?

- Эта работа оказалась полезной для бизнеса?

- Практическая польза безусловна – очевидно, что люди информационно влияют друг на друга, даже находясь в разных кабинетах. Эта мысль моя или «подхвачена» у соседа? Онтопсихологическая методика позволяет дать ответ на этот вопрос. И тогда становишься более точным, более критичным, учишься управлять своими эмоциями.

О себе

- Расскажите немного о себе, чем вы занимаетесь?

Я предприниматель из Екатеринбурга. Инженер. Моя деятельность связана с расчетом, конструированием и созданием химико-технологической аппаратуры и производств. В переводе на бытовой язык, химический завод – это своеобразная кухня, технологические регламенты – это рецепты различных блюд, а я проектирую и создаю "кастрюли" для их приготовления.

Стандартных «кастрюль», или установок, практически не бывает, и многие мои проекты связаны с реконструкцией, модернизацией уже существующей техники. Фактически, каждый такой проект – это исследование, эксперимент, так как необходимо вывести установку на заданные параметры, решать множество сопутствующих проблем, в том числе провести лабораторные исследования и расчеты, основанные на компьютерном моделировании, и в этом я вижу прямую аналогию с проведенным исследованием по семантическому полю. Моя бизнес-активность – это промышленный инжиниринг, а описываемую работу я бы отнес к гуманитарному инжинирингу, ведь и у человека есть свой «проектировщик».

О премии

- Как вы узнали о том, что ваша работа награждена премией Фонда научных и гуманистических исследований Антонио Менегетти?

Защитив дипломную работу в СПБГУ буквально накануне мероприятия в Женеве, решил сосредоточиться на бизнес-проблемах. О получении премии узнал от знакомых по телефону. Первая реакция – радость, бокал вина. Но удивило другое – будто я заранее уже об этом знал. И я воспринимаю эту награду скорее как аванс, стимул для продолжения работы, тем более, что есть понимание как это делать дальше.

Об обучении

-  Почему Вы решили поступить на программу переподготовки по онтопсихологии в СПбГУ, зачем пошли учиться?

- Как настоящий «саботажник» сдачу диплома я осуществил на два года позже, поступал в СПБГУ аж четыре года назад, поэтому деталей уже и не помню. Могу сказать только одно, та техника, метод, которым овладевает выпускник кафедры онтопсихологии, помогает быть несоизмеримо эффективнее и точнее в любом виде человеческой деятельности.

Я глубже узнал себя. Конечно, даже нескольких лет на это недостаточно, но твердо решил «встать на путь исправления» я именно на этой программе.